?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
История Константинополя
maximus101
Конспект уважаемого logothet статьи византолога Кирилла Манго Le dévelоppement urbain de Constantinople, Р. 2004. По моему мнению, очень интересная серия постов по истории столицы Византии. Тем более переводов на русский язык материалов по Константинополю очень мало. Поэтому я решил опять воскресить у себя в журнале труды уважаемого logothet
В конце этого поста ссылки на всю серию.

Апогей и упадок.
Мы подробно остановились на истории Византия и первых годах существования Константинополя, для того чтобы очертить параметры последовательной программы городского развития, в общих чертах законченной к 450 г. Мы не знаем точно достигло ли к этому времени число жителей Константинополя своей максимальной величины –от 300 000 до 400 000 человек. Однако после страшной чумы 542 г. население города сократилось в дважды. Портовая вместимость города не увеличивалась после 400 г., также как и система доставки воды, однако были построены новые цистерны при Анастасии (если именно он построил цистерну св. Мокия) и Юстиниане (цистерна Базилика и цистерна Филоксена). Строили цистерны и позже – Фока построил цистерну рядом с церковью 40 Мучеников, согласно Буондельмонти, она была очень большой. Вряд ли ее можно отождествить, вслед за Mamboury, с цистерной Çifte Saray, поскольку эта последняя имеет размеры 24 на 16, 60 м.


Великий пожар 465 г. стал поворотным пунктом истории города. Начавшись со складов Неориона, за четыре дня он уничтожил восемь регионов Константинополя, площадь длиной 2, 5 км и широтой 1 км, где не осталось ничего кроме груды развалин. Половину города пришлось отстраивать заново, с этой задачей справились, но уже с меньшим великолепием, чем это было раньше. Еще в Х в. Дворец Сената носил на себе следы этого страшного пожара. В это же время участились восстания и бунты, которые часто соединялись с новыми пожарами. Пожары в Константинополе были в 475, 498, 509, 512, 532, 548, 559, 560, 561, 563, 583, 603 гг.
Впечатленные величием св. Софии, мы обычно считаем Юстиниана величайшим строителем в византийской истории. Однако, сведения Прокопия о строительстве Юстиниана преувеличены, с целью приуменьшить значение Анастасия, который также был великим строителем. В строительстве Юстиниана удивляет диспропорция между светскими и религиозными постройками. Юстиниан вынужден был восстанавливать разрушения, вызванные пожаром 532 г.: он реконструировал вестибюль Дворца, термы Зевксиппа и Дворец Сената рядом со св. Софией. Вне этих реконструкций число его светских построек довольно невелико – цистерна Базилика и улица, украшенная статуями в квартале Аркадианы, на север от Большого Дворца. К этому следует еще прибавить термы Дагисфея в районе Тетрапила, начатые Анастасием ( об этой постройке не упоминает Прокопий). Прокопий говорит также о шести богадельнях и нескольких пригородных дворцах. При этом число построенных Юстинианом церквей равняется 33-м, во главе со св. Софией и храмом св. Апостолов.
Строительство Юстиниана открывает новую эпоху, характерную для средневековья, когда значительно уменьшается число светских построек (залов для приемов, базилик, портиков, терм, театров) и увеличивается количество религиозных построек и построек благотворительного характера.
Если Notitia упоминает 14 церквей в городе, то век спустя их будет уже 50. Строительство храмов значительно превысило литургические и пастырские потребности горожан. Храмы строились как вместилища реликвий, во имя исполнения обетов, из финансовых соображений, из соображений престижа, как в случае с постройкой Аницией Юлианой храма св. Полиевкта. Преемники Юстиниана – Юстин II, Тиверий, Маврикий, Фока – тоже строили в Константинополе. Однако при Ираклии строительство ограничилось оборонительными сооружениями и не возобновлялось вплоть до 800 г. , когда оно появилось уже в другой форме. Упадок, который коснулся в это время всех городов империи не обошел стороной и Константинополь. Но в какое время начался этот упадок? Невозможно сказать точно. Но приведем некоторые наблюдения.
1. Прекращение анноны, исчезновение складов, сокращение населения.

В 618 г., перед взятием Александрии персами, поставка в Константинополь египетского продовольствия прекратилась навсегда. Городу требовался новый источник продовольствия, но какой? Фракия, испытывающая постоянные набеги аваров, много дать не могла. Малая Азия также была потрясена нашествием персов. Ситуация улучшилась к концу правления Ираклия, чтобы снова потом ухудшиться так, что Констант II хотел вообще перенести столицу на Сицилию. В 715 г. готовясь к нападению арабов, Анастасий II повелел остаться в городе только тем, кто имеет запасы продовольствия на три года, остальные должны были покинуть столицу. Много ли могло найтись таких семей? Характерно, что государство больше не снабжает продовольствием горожан – они живут на свои собственные запасы. Мы не знаем точно размер бедствий, которые претерпел Константинополь до 747 г. , но после великой чумы, которая случилась в этом году, по словам Никифора, город напоминал пустыню. Колонов свозили с греческих островов, которые в это время и сами-то были не сильно заселены.
Обычно говорят, что население Константинополя сократилось в это время вдвое. Так. J. Teall полагает, что в период расцвета в Константинополе обитало полмиллиона человек, а при Ираклидах и иконоборцах – 250 000 человек. Продовольствие, по его мнению, доставляли из Фракии и Малой Азии. Нам кажется это маловероятным. И дело не в том, что для такого количества людей требовалось чрезмерно большое количество излишков сельскохозяйственной продукции, но и в том, что для собирания и транспортировки такого количества продовольствия требовалась новая специальная система, о которой мы не находим никаких упоминаний в источниках. Время от времени действительно можно встретить упоминания о каком-то продовольствии, направляемом в столицу. Так, в Чудесах св. Димитрия, говорится о стримонских славянах, которые беспокоили на Эгейском море и les Détroits (не знаю, что это такое?) обозы, идущие в Константинополь. Как показал Лемерль, это происходило между 676 и 678 гг., когда Константинополь если и не был осажден, то подвергался угрозе со стороны арабского флота. В 742 г. блокированный в Константинополе Константином V Артавазд посылал корабли искать пропитание за Абидос, т.е. речь идет снова о какой-то особенной ситуации. В IX в. дьякон Игнатий говорит о каких-то запасах хлеба, предназначенных для demosios logos (сокровищницы), место которой, к сожалению, не указано. Всё это доказывает, что в Константинополь продолжалось ввозиться продовольствие в случае опасности. Но никоим образом не говорит о том, что существовала какая-то система снабжения города. В промежутке между осадой 742 г. и страшной зимой 927-928 гг. только однажды упоминается голод в Константинополе. При этом хронисты не преминули бы упомянуть о голоде в период иконоборческих императоров. Напротив, говорится (Феофан, Никифор), что при Константине V жители города жили в изобилии. Даже во время осады арабами в 717-718 гг., которая отрезала Константинополь от Фракии, жители города имели достаточно продовольствия – они на небольших лодках переправлялись на азиатский берег и находили провизию там, а также ловили рыбу. И этого вполне хватало жителям, это арабы умирали от голода. Это говорит о том, что число жителей было так невелико, что они могли питаться провизией с пригородных районов и рыбой. По нашему мнению это число не превышало 40 000 чел.
Показательно и полное молчание источников относительно публичных складов. Последнее из упоминаний такого рода мы находим в Чудесах св. Артемия (сер. VII в.). В 715 г. император Анастасий II, предполагавший о нападении арабов, разместил излишки продовольствия в императорских складах. Неизвестно идет ли речь о публичных складах или о складах Дворца, построенных Юстинианом после восстания Ника. И как объяснить отсутствие комита тон орион в византийском Тактиконе? В Клеротологии Филофея среди подчиненных логофету геникона фигурирует загадочный комит тис Ламиас. Н. Икономидис предположил, что он был ответственен за рудники, но мы думаем иначе. В Чудесах св. Артемия упоминается сторож, который служил на складе Кесариона, называемом Ламиас. Порт Кесарион идентичен порту Феодосия на наш взгляд. Некоторые располагали его на восток от Феодосиевого порта, а V. Tiftixoglu располагает его и вообще в бухте Псамафии , где никакого порта никогда не упоминается в византийское время. У Иоанна Антиохийского упоминается, что император Фока, ожидая нападения флота Ираклия поручил Зеленым охранять порт Кесариос и Софийский порт, а Голубым – порт Гормизды. Из чего понятно, что все три порта располагались со стороны Пропонтиды, где только и мог причалить вражеский флот. Кесариос не упоминается после VII в., без сомнения потому, что он был заброшен. В чудесах св. Артемия речь идет вероятно о horreum Alexandrinum, который упоминается в Notitia и Patria упоминает в этих местах непонятный монумент, называемый Ламиа и какой-то кажется не используемый уже склад. Таким образом, можно считать, что управление общественной провизией лежало к 900 г. на чиновнике, который назывался комит тис Ламиас и только один единственный склад общественного продовольствия остался в Константинополе, тогда как в V в. их было пять.
И последняя ремарка: склад тис Ламиас находился рядом с портом Юлиана, где, как мы видели в сложные годы, был сконцентрирован весь морской трафик. Рядом находился квартал булочников – Артополия. Существование этого квартала довольно странно, т.к. можно было бы ожидать множество булочных, рассеянных по всем кварталам города, как это и было во времена Notitia. Можно предположить, что весь хлеб разгружался именно в порту Юлиана и хранился в том же квартале, потом в мешках переносился в булочные на расстояние где-то 300 м и там изготовлялся весь хлеб города. Эта схема больше похожа на какую-то деревню, чем на город.

2. Уменьшение портовой вместимости.
Патриографы сообщают нам две интересных вещи: самый большой порт, т.е. порт Феодосия был заброшен и коммерческий трафик был перенесен из Неориона в порт Юлиана. Утверждение, согласно которому порт Елевферия (т.е. порт Феодосия) был построен Константином и заброшен при Феодосии абсурдно, хотя многие его серьезно придерживаются. По поводу Неориона Parastaseis сообщает, что рынок морских товаров был перенесен оттуда Юстинианом, что говорит о том, что этого рынка не было в Неорионе в VIII в. С портом Феодосия всё понятно, поскольку не было возможности поддерживать его существование, он постепенно заносился песком и стал местом садов и огородов, как потом в оттоманскую эпоху. Перенесение коммерческого порта связано, на наш взгляд с созданием в VII в. военно-морского флота , который должен был находиться в таком защищенном месте, как Неорион, где и был док (эксартизис). Неорион чистился в 698 г., вероятно, чтобы принять флот. Было выброшено столько грязи, что началась чума. Таким образом, по сравнению с V в. портовая вместимость сократилась на три четверти.
3. Подвод воды.

Главный акведук, т.е. акведук Валента был разрушен аварами в 626 г. и был восстановлен только Константином V в 768 г. во время необычайной засухи. Отмечается, что эта постройка имела место после того, как город был заново населен жителями, и что она требовала напряжения всех средств, так что после землетрясения 740 г. у жителей даже не было возможности починить рухнувшие стены. Это доказывает то, что в течении 150 лет город жил без своего главного источника воды и что все это время в городе не могли найти столько рабочей силы: 1000 каменщиков и 200 штукатуров из Азии и Понта, 500 гончаров из Греции, 5000 рабочих и 200 изготовителей кирпичей из Фракии. Непонятно восстановил ли Константин старую систему, идущую к болгарским пределам, или воспользовался только ближайшим источником в Белградском лесу? Однако он никак не мог рассчитывать на стену Анастасия, заброшенную в VII в. Мы не разделяем мнения B. Croke, согласно которому Константин V восстановил также и стену Анастасия. Высказывания Феофана и Никифора о набегах болгар носят чисто топографический характер, а надписи императоров Никифора (I или II?), Василия II и Константина VIII, опубликованные C. Schuchhardt и G. Seure не имеют никакого отношения к стене Анастасия. Резкое уменьшение воды в городе привело, как надо думать, к исчезновению нимфеев и публичных терм. Мы полагает, что и большие цистерны города стояли пустыми. Действительно мы не находим никаких свидетельств того, что они наполнялись водой в средние века. Интересно, что Жанен полагает, что место, которое называлось Ксерокепион (Сухой сад) соответствовало цистерне, соседней с мечетью султана Селима. Чтобы понять, как существовали люди в этих условиях можно обратиться к переписке Феодора, митр. Кизического (сер. IX в.). Обращаясь к своему близкому другу, императору Константину Порфирогениту, он пишет: я уже отчаялся напоить своего осла в фонтане, поэтому я решил соорудить небольшой резервуар в своем собственном доме, для моих личных нужд и, прошу тебя, попроси комита воды (комит тон идатон), дать мне небольшое количество воды зимой, чтобы я мог утолять свою жажду летом. В другом письме он пишет, что «владыка воды», как он называет комита иронично, дал ему слишком малое количество за довольно большую плату. Если даже известный прелат жил в таких условиях, то можно себе представить, как жили простые люди.

4. Антисанитария и превращение города в деревню.

С VIII в. римский амфитеатр, лежащий в руинах и украшенный таинственными и зловещими статуями, стал местом казней. Преступникам отрубали головы, а затем их тела влачили по главной улице и сваливали в общую яму в западной части города, недалеко от Форума Быка. В этом месте, называемом та Пелагиу, едва присыпав землей, трупы оставляли гнить. Такова была участь мучеников в эпоху иконоборцев, например св. Андрея in Krisei, тело которого было брошено собакам и птицам.
Город наполнился животными. Стада свиней, разгружаемые вне сомнения в порту Юлиана, отводились на Форум Феодосия, где мясники их продавали. Patria сообщает, что на улицах, идущих вверх, свиные стада часто останавливались, так как магическая сила препятствовала их ходу в некоторых местах. На Форуме Феодосия продавались также ягнята между Пасхой и Пятидесятницей. Соседняя площадь, украшенная башней с флюгером, прекрасной работой V в., называемой Аменодулион, стала местом для продажи сена. Овцы продавались на Стратегионе, лошади и ослы на Амастрианской площади, рабы – рядом с булочными в Артополиях. Чтобы защитить императорский дворец от зловонного запаха, разливавшегося практически по всему городу, перед входом во дворец предписывалось торговать пряностями и благовонными мастями.
Интересная деталь, хорошо показывающая уровень жизни – Книга Эпарха угрожает строгими наказаниями мясникам, которые прячут свиней в домах архонтов, чтобы тайно их там продавать! И это называется городом!

5. Размещение кладбищ внутри города.

Интересно сравнить чуму 542 г. и чуму 747 г. В первом случае сначала были наполнены все внешние кладбища, потом перекопан район вокруг города, наконец трупы стали сваливать в Галатскую башню. Таким образом, несмотря на огромное количество жертв – 200 000 человек, а это две трети общего населения – были исполнены закон и традиция, запрещающие хоронить мертвых внутри города. Напротив, в 747 г. сначала были наполнены все места погребения внутри города и в пригородах, потом трупами были наполнены пустые цистерны и ямы, потом перекопаны виноградники и сады внутри константиновой стены.
Во всяком случае, старый некрополь около церкви св. Мокия использовался во всё время Средневековья. Антоний Новгородский говорит, что на этом кладбище хоронили «всех умерших». Другие источники, вслед за Антонием, также упоминают кладбище около церкви св. Луки, которая находилась рядом с церковью св. Мокия – Patria, Типикон Христа Пантократора и поэма Христофора Митиленского. Почему же на этом месте открыты только погребения ранней эпохи? Потому что исчезла традиция водружать стелы для обычных людей. Древний закон, запрещающий хоронить в городских пределах. официально был отменен Львом VI, который уже совершенно не понимал его смысла, считая его абсурдным и противоестественным.

6. Забвение публичных зданий.

За исключением Ипподрома, практически все публичные здания, упоминаемые в Notitia и у других авторов ранней эпохи, либо исчезли, либо были переделаны и приспособлены под другие нужды. Это, прежде всего, театры, комплекс Базилики с ее школами и магазинами, Капитолий с его университетом, два Дворца Сената, нимфеи и дворцы чиновников IV и V вв. Можно привести и некоторые археологические данные. Главная зала дворца Антиоха, рядом с Ипподромом стала церковью св. Евфимии. Соседний комплекс, который с некоторым сомнением отождествляют с дворцом Лавса, в царствование Фоки частично был переделан в церковь Иоанна Богослова, которая сохранилась и в турецкую эпоху, и где располагался зверинец султана. Церковь сначала была посвящена св. Фоке и была реставрирована Романом I, как сообщает Patria. Ее можно отождествить с раскопанной большой ротондой, вход в которую был со стороны Месы. Она упоминается в 680 г. Ее разрушило землетрясение 1509 г., но здание было восстановлено, т.к. оно представлено на панораме Nasuh al-Matraki (1537-1538) и в альбоме E. Freshfield (1574) . Столовая зала того же дворца с семью экседрами была переделана в цистерну в неизвестное время.
Другой показательный пример: мы упоминали огромную ротонду 40 м в диаметре рядом с Филадельфионом. Неизвестно название этого памятника и его назначение (возможно Музей?), памятник был построен в V в. Потом он рухнул или был демонтирован, но от него осталась только небольшая нижняя часть, высотой около 5 м, которую покрывал свод, лежащий на разномастных колоннах разной величины, использованных заново. Таким образом, было сооружено круглое основание, на котором разместили дворец, от которого ныне почти ничего не осталось. Этот дворец принадлежал Роману Лакапину, будущему императору, который переделал его в монастырь Мирелеон. Но здание принадлежало еще когда-то какому-то Кратеру. Словарь «Суда» говорит о каком-то складе, то ли horreum Alexandrinum, то ли horreum Theodosiacum: есть склад в месте, где сейчас стоят колонны перед домом Кратера. Глосса: речь идет о нынешнем доме императора Романа Старого. Другая глосса: т.е. о Мирелеоне. Имя Кратера носили три чиновника IX в. – стратег Киберриотов при Михаиле II, который не смог отобрать Крит у арабов; знаменитый патрикий при Феофиле, глава аморейских мучеников; и еще один патрикий при Льве VI. Итак, можно сказать, что дом Кратера был построен в IX в. Рядом с ним находился дворец Елевферия, построенный императрицей Ириной, которая любила там жить. Таким образом, к 800 г. в Константинополе был возведен довольно элегантный квартал на месте руин прежних зданий.
Уже говорилось о забвении общественных терм. Знаменитые термы Зевксиппа топились еще для императора Филиппика в 713 г., хотя возможно это был какой-то специальный экстраординарный случай. Позже часть терм была перестроена в казармы, а часть в тюрьму (печально известную в позднюю эпоху тюрьму Нумеры).Термы Констанция были заброшены к концу VIII в., что видно из Парастасиса. Термы Дагистея, рядом с Тетрапилом, перестали функционировать, т.к. в начале IX в. мы видим иконоборческого монаха, жившего в одной из отопительных печей этих терм. Все прочих термы, о которых упоминает Notitia и другие ранние авторы – термы Ахилла, Анастасианы, Аркадианы, Карозианы, Евдоксианы, Эленианы, Онорианы – совершенно не упоминаются в позднейших источниках. Причины очевидны – отсутствие воды, горючего и достаточного количества клиентов, чтобы оправдывать существование такого гигантского и дорогостоящего комплекса. Таким образом, исчезли не просто большие и красивые памятники, украшенные статуями и мозаиками, но исчез сам род жизни, свойственный городам Римской империи. Тем не менее, византийцы не перестали мыться. Они ходили в скромные небольшие публичные бани (частных бань не было даже у богатых сановников – про первую жену Льва Мудрого Феофано известно, что она в юности принуждалась посещать публичные бани), в такие, в которые и поныне ходят современные турки.

7. Новый менталитет.

Осталось описать еще один аспект, более психологический, чем физический. С начала VIII в. византийцы больше не понимали назначения памятников, совершенно банальных для античной эпохи. Статуи, рельефы, арки, надписи – всё это стало рассматриваться как источник магической силы, для понимания которой нужно было быть «философом». Старые памятники внушали страх, византийцы стали не понимать, как можно было создать их без использования оккультных сил. Больше не верилось в то, что Юстиниан использовал мраморные колонны, которые вырубались в карьерах, естественней было считать, что он вывез их из древних языческих храмов, вроде храма Дианы Ефесской, наподобие того, как поступали потом средневековые императоры, выламывавшие колонны для своих строений из других построек. Поэтому с осторожностью требуется подходить к сообщениям патриографов о том, что тот или иной памятник происходит откуда-то из других мест.

*****

Как мы видели к 800 г. Константинополь начал отстраиваться заново. Можно сделать в связи с этим несколько ремарок:

1. Традиции монументального искусства и публичных строений светского назначения полностью исчезли. Эта особенность некоторым образом противоречит духу renovatio Imperii Romani, которое началось еще при Ирине и более очевидно при Михаиле III и императорах македонской династии. Императоры не хотели или не могли восстановить былое монументальное имперское величие. Единственным исключением является каменный обелиск на Ипподроме, покрытый бронзовыми пластинами, но и тут речь идет только о реставрации Константином Порфирогенитом этого обелиска. Еще можно упомянуть довольно посредственную реставрацию колонны Константина, статуя и капитель которой упали в 1106 г.
2. Активность Василия I в городе и его пригородах ограничилась почти только одной реставрацией церквей – упоминается о реставрации им 31-ой церкви, включая несколько самых известных. Много раз подчеркивается, что церкви находились в ужасном состоянии или вообще обрушились, что само по себе говорит об общем состоянии города.
3. Новые постройки – церкви, капеллы, залы для приемов – сконцентрировались почти исключительно в императорском дворце или других дворцах. Речь идет об очень маленьких постройках, но если верить текстам, исключительно богатых. Таким образом, можно говорить о превращении Дворца в такую своеобразную сокровищницу ценных материалов.
4. За несколькими исключениями, императоры не строили в городе монастырей до конца Х в.

Требуется отдельное исследование, чтобы описать развитие города при императорах македонской династии, а также при Комнинах и Палеологах. Несмотря на множество источников, мы мало знаем об городской эволюции в этот период. Начиная с IX в. город снова населяется множеством народа, это видно по периодическим сообщениям о голоде и повышении цен. Становится более интенсивной активность ремесленников. Система доставки воды реставрируется в XI в. при Василие II и Романе III и окончательно завершается в XII в. при Мануиле и Андронике Коминанх, которые находят новый источник воды в Белградском лесу. К приходу крестоносцев Константинополь снова был большим городом. Но пожар 1203 г. и 60 лет иноземного владычества вновь сделали Константинополь таким же, каким он был при иконоборцах – серией отдельных строений, более или менее пустых или заселенных.
Можно отметить некоторые черты этого позднейшего периода:
1. Начиная с XI в. возводятся большие монастырские ансамбли практически по всему городу. В этих монастырях осуществляется большая благотворительная и образовательная деятельность. Например, комплекс Манганского монастыря или Приют св. Павла был одновременно приютом для детей и больных, школой и монастырем для грузинских монахинь.
2. По всему Золотому Рогу возникают коммерческие колонии иностранцев, которые при Комнинах начали составлять четверть населения Константинополя.
3. Дворец императоров переносится во Влахерны и напоминает средневековый замок, окруженный стенами, а не дворец римской эпохи.
4. Уступка Галаты генуэзцам превращает Галату в соперничающий город, который бурно развивается.
Этот средневековый Константинополь сохранил остатки прежнего города Константина, Феодосия и Юстиниана. Люди продолжали ходить по Месе и пользоваться главными артериями города – портиком Домнина и портиком Мариана, ставшим «портиком русских», где последние продавали рабов. Большие площади были превращены в рынки, продолжали стоять Ипподром и старые церкви. В остальном новый город располагался на старом. Культурный слой в 3 м отделяет современный Стамбул от города IV в. По нашим собственным наблюдением половина этого слоя относится к византийскому времени. Константинополь, переживавший множества пожаров, землетрясений, оттоков и притоков населения, не отличается ничем от других городов, вроде Афин или Коринфа, каждый из которых представляет собой византийский город без какого-либо монументального характера, с узкими проулками и маленькими церквами в каждом квартале, город, выросший на величественных руинах эпохи Поздней Империи.
Конспект статьи Манго о Константинополе
Конспект статьи Манго о Константинополе-2
Конспект статьи Манго о Константинополе-3
Конспект статьи Манго о Константинополе-4
Конспект статьи Манго о Константинополе-5

promo maximus101 february 7, 2017 12:38 49
Buy for 200 tokens
Если идти на юг от Суздальского кремля по мосту через реку Каменку, идти никуда не сворачивая, можно попасть туда, где спят вечным сном люди древнего Суздаля, жившие в первые века после Крещения Руси. Там на высоких речных берегах ждут свою Последнюю Битву те, кто принял Иисуса Христа, эти люди…

  • 1
спасибо! //придется ехать все заново смотреть :-)

Да, я тоже наверно соберусь скоро)

Я уже забил на работе последнюю неделю апреля на Стамбул. Может пересечемся? :)

Вполне, кстати, тоже планирую примерно на апрель)

Тогда ближе к апрелю спишемся)

В принципе, я тоже мог бы к вам присоединиться) давно не был в Стамбуле.

Такой специалист нам бы пригодился)Ближе к апрелю тогда можно уже решить конкретнее. И спасибо за ваши посты!

  • 1